Хукат

Мы речь поведем о разделе Хукат,

О том, как евреи роптали опять,

О красной телице и многом другом,

Про воду и змей, и про битву с царем,

Точнее – с царями, ведь было их два,

Про то, как народ снова выжил едва…

Однако же надо с чего-то начать,

На свиток поставив начала печать!

Итак – Бог Моше посылает закон

О красной телице. Вещает нам он,

Что пепел телицы очистит еврея,

Коль трупа коснулся еврей, не робея.

А дальше – пришли они вместе в пустыню,

Туда, где от жара всё тает и стынет,

Пустыня была под названием Цин,

В том Цине не выжил еще ни один.

Там Мирьям скончалась – пришел ее час…

Дошедшие ропщут – в который уж раз?!

Бродили они сорок лет до сих пор,

И снова жара, ну хоть вешай топор!

От жажды стеная, взывают к Моше,

И воют, как стая койотов вообще!

Моше же по воле всесильного Бога,

Разгневанный очень на этих убогих,

Свой посох вонзил что есть силы в скалу,

И тут же, прорвав эту жаркую мглу,

Вода заструилась из горной породы

К восторгу большому честного народа.

Однако Всевышний поведал Моше

Ту новость, что вряд ли пришлась по душе:

Прийдется Моше с Аароном уйти

Туда, где небесные вьются пути,

И в Землю с евреями им не войти,

Такая, вот, новость, как тут ни крути…

И умер Аарон на горе Ор-Аар,

И вместо него теперь сын Элазар,

Когда же роптать продолжают евреи,

На стан нападают ужасные змеи,

И жалят они всех подряд без разбора,

Да так, что ужаленных – целые горы!

На шест надо медного змея поднять,

На змея посмотришь – задышишь опять.

Народ же хвалебную песню поет,

Моше, между тем, всех на битву ведет.

Сихон и Огом – два царька впереди,

И лучше ты близко к ним не подходи!

Однако евреи разбили царей –

В бою просто страшен был каждый еврей!

Теперь завладели они постоянно

Землею всей тою, что за Иорданом.

Засим мы закончим на этом главу,

Склонив перед ней на Завет голову.

А может быть, голову – тоже неплохо,

Склоним над главою, чтоб больше не охать

И верить написанным чистым словам –

Чего и желаю я искренне вам!

Владимир Гольдштейн